Notice: Undefined index: HTTP_ACCEPT_LANGUAGE in /home/u444239874/public_html/config.php on line 40
Learn English by reading books.
[Alpha]
parallel languages reading service
available in mobile
learn English, while reading favorite books
1500 books in our base at the moment
all texts are presented for educational purposes (learning foreign languages)
full version
en
ru
give us a feedback!
“I’ll let you know,” said Feliks. The room was filthy, but that was the least of his problems.– Я дам вам знать, – промолвил Феликс. Комнатушка была грязной, но это заботило его меньше всего.
Tomorrow he had to start looking for Orlov again.Завтра ему предстояли новые поиски Орлова.* * *
“Stephen! Thank Heaven you’re all right!” said Lydia.
He put his arm around her. “Of course I’m all right.”
– Стивен! Слава Богу, с тобой все в порядке! – воскликнула Лидия, Он обнял ее.
– Конечно, со мной все в порядке.
“What happened?”– Что произошло?
“I’m afraid we didn’t catch our man.”– Боюсь, мы упустили этого человека.
Lydia almost fainted with relief. Ever since Stephen had said, “I shall catch the man,” she had been terrified twice over: terrified that Feliks would kill Stephen, and terrified that if not, she would be responsible for putting Feliks in jail for the second time in her life. She knew what he had gone through the first time, and the thought nauseated her.От облегчения Лидия чуть не потеряла сознание. После того, как Стивен проговорил: «Я поймаю этого человека», две страшные мысли мучили Лидию: мысль о том, что Феликс убьет Стивена, и вторая, что если этого не случится, она во второй раз окажется виноватой в том, что Феликса засадят в тюрьму. Она знала, что пережил он в тот, первый раз, и от мысли об этом ей становилось дурно.
“You know Basil Thomson, I think,” Stephen said, “and this is Mr. Taylor, the police artist. We’re all going to help him draw the face of the killer.”Стивен сказал:
– Думаю, ты знакома с Безилем Томсоном. А это мистер Тейлор, рисовальщик из полиции. Все вместе мы поможем ему нарисовать портрет преступника.
Lydia’s heart sank. She would have to spend hours visualizing her lover in the presence of her husband. When will this end? she thought.У Лидии упало сердце. Теперь ей придется часами описывать внешность своего любовника своему же мужу. Когда же все это кончится, взмолилась она про себя.
Stephen said: “By the way, where is Charlotte?”Стивен спросил:
– Кстати, а где Шарлотта?
“Shopping,” Lydia told him.– Пошла пройтись по магазинам, – ответила Лидия.
“Good. I don’t want her to know anything about this. In particular I don’t want her to know where Aleks has gone.”– Отлично. Не хочу, чтобы она была в курсе случившегося. Особенно не хочу, чтобы она знала, где Алекс.
“Don’t tell me, either,” Lydia said. “I’d rather not know. That way I shan’t be able to make the same mistake again.”– И мне не говори, – промолвила Лидия. – Я не хочу этого знать. Так я не наделаю глупостей.
They sat down, and the artist got out his sketchbook.Все уселись, и художник вынул свой альбом.
Over and over again he drew that face. Lydia could have drawn it herself in five minutes. At first she tried to make the artist get it wrong, by saying “Not quite” when something was exactly right and “That’s it” when something was crucially awry; but Stephen and Thomson had both seen Feliks clearly, if briefly, and they corrected her. In the end, fearful of being found out, she cooperated properly, knowing all the time that she might still be helping them to put Feliks in prison again. They ended up with a very good likeness of the face Lydia loved.Снова и снова он делал наброски этого лица. Лидия и сама могла бы за пять минут нарисовать его. Поначалу она пыталась сбить художника, произнося слова: «Не совсем то», когда схожесть была удивительной или, наоборот, «Именно так», когда ничего похожего на оригинал не было. Но ведь Стивен и Томсон ясно видели Феликса, хотя и короткое мгновенье, и они оба направляли ее. В конце концов, боясь, что заподозрят неладное, она стала честно содействовать их усилиям, все это время осознавая, что, возможно, помогает им снова отправить Феликса в тюрьму. Завершилось все тем, что было нарисовано лицо, очень похожее на то, что так любила Лидия.
After that her nerves were so bad that she took a dose of laudanum and went to sleep. She dreamed that she was going to St. Petersburg to meet Feliks. With the devastating logic of dreams, it seemed that she drove to catch the ship in a carriage with two duchesses who, in real life, would have expelled her from polite society had they known of her past. However, they made a mistake and went to Bournemouth instead of Southampton. There they stopped for a rest, although it was five o’clock and the ship sailed at seven. The duchesses told Lydia that they slept together at night and caressed each other in a perverted way. Somehow this came as no surprise at all, although they were both extremely old. Lydia kept saying, “We must go, now,” but they took no notice. A man came with a message for Lydia. It was signed “Your anarchist lover.” Lydia said to the messenger: “Tell my anarchist lover that I’m trying to get the seven o’clock boat.” There: the cat was out of the bag. The duchesses exchanged knowing winks. At twenty minutes to seven, still in Bournemouth, Lydia realized that she had not yet packed her luggage. She raced around throwing things into cases but she could never find anything and the seconds ticked by and she was already too late and somehow her case would not fill up, and she panicked and went without her luggage and climbed on the carriage and drove herself, and lost her way on the seafront at Bournemouth and could not get out of town and woke up without getting anywhere near Southampton.После этого ее нервы так расшатались, что ей пришлось принять снотворное и лечь спать. Ей снилось, что она едет в Петербург на встречу с Феликсом. По разрушительной логике сновидений, ей привиделось, что в порт она въехала в экипаже с двумя графинями, которые, знай они о ее прошлом, непременно изгнали бы ее из приличного общества. По ошибке вместо Саутгемптона они отправились в Борнмут. Там они остановились передохнуть, хотя было пять часов, а судно отходило в семь. Графини объяснили Лидии, что они спят вместе и ласкают друг друга. Странным образом, это ее нисколько не удивило, хотя обе женщины были уже очень стары. Лидия все время повторяла: «Пора ехать», но те не обращали никакого внимания. Вошел посыльный с письмом для Лидии. Под ним стояла подпись: «Твой любовник-анархист». Лидия сказала посыльному:
– Передайте моему любовнику-анархисту, что я стараюсь попасть на судно, отходящее в семь часов.
Графини понимающе подмигнули друг другу. Без двадцати минут семь и все еще в Борнмуте Лидия вдруг сообразила, что так и не уложила багаж. Она стала носиться по комнате, впопыхах кидая вещи в саквояжи, но не в состоянии ничего найти толком, а секунды тем временем тикали, и она уже почти опаздывала, а ее дорожный чемодан никак не мог наполниться. Тут она в панике бросилась прочь безо всякого багажа, взобралась в экипаж и правила сама, сбилась с дороги на побережье Борнмута, никак не могла выбраться из городка и, наконец, проснулась, так и не попав в Саутгемптон.
Then she lay in bed with her heart beating fast, her eyes wide open and staring at the ceiling, and she thought: It was only a dream. Thank God. Thank God!
Feliks went to bed miserable and woke up angry.
Потом она лежала в постели с широко открытыми глазами, уставившись в потолок, а сердце ее бешено колотилось, и она думала про себя: «Это всего лишь сон. Слава Богу. Слава Богу!»* * *
Феликс лег спать в подавленном настроении, а проснулся обозленным.
He was angry with himself. The killing of Orlov was not a superhuman task. The man might be guarded, but he could not be locked away in an underground vault like money in a bank; besides, even bank vaults could be robbed. Feliks was intelligent and determined. With patience and persistence he would find a way around all the obstacles they would put in his path.Он был зол на самого себя. Убийство Орлова не было уже такой невыполнимой задачей. Можно охранять человека, но нельзя его поместить в подземный сейф, как вклад в банке, да к тому же, ведь и сейфы грабят. Феликс обладал умом и решительностью. При должном терпении и упорстве он непременно найдет способ обойти все препятствия, возникающие у него на пути.
He was being hunted. Well, he would not be caught. He would travel by the back streets, avoid his neighbors and keep a constant lookout for blue police uniforms. Since he had begun his career of violence he had been hunted many times, but he had never been caught.За ним охотились. Что ж, он сделает так, чтобы его не поймали. Будет передвигаться по боковым улочкам, избегать соседей, постоянно остерегаться полицейских в синей форме. В течение всей его террористической деятельности за ним охотились не раз, но он никогда не попадался.
So he got up, washed at the standpipe in the courtyard, remembered not to shave, put on his tweed cap, his pea jacket and his spectacles, had breakfast at a tea stall and cycled, avoiding the main roads, to St. James’s Park.Итак, он встал, вымылся у колонки во дворе, не бреясь при этом, нахлобучил твидовую кепку, надел морской китель, нацепил очки, позавтракал в чайной и покатил в Сент-Джеймс парк, избегая людных улиц.
The first thing he saw was a uniformed policeman pacing up and down outside the Walden house.Первое, что он увидел, был полицейский, вышагивающий взад и вперед перед домом Уолдена.
random book preview (Ken Follett, "The Man From St. Petersburg")
Read Читайте
books книги
in English на английском
with с
paraller параллельным
translation переводом

Books