[Alpha]
parallel languages reading service
available in mobile
learn English, while reading favorite books
1500 books in our base at the moment
all texts are presented for educational purposes (learning foreign languages)
full version
en
ru
give us a feedback!
"I've told him," Peters called; "they know already. But they've brought nothing."– Я уже говорил ему, – вмешался Петерс. – Им уже было сказано. Но они и пальцем не шевельнули.
"They are great snobs," Fiedler observed drily in English. "They think we should have servants for the food."– Много о себе мнят, – сухо сказал Фидлер, переходя на английский. – Они полагают, что мы должны держать для этого прислугу.
Fiedler had spent the war in Canada. Leamas remembered that, now that he detected the accent. His parents had been German Jewish refugees, Marxists, and it was not until 1946 that the family returned home, anxious to take part, whatever the personal cost, in the construction of Stalin's Germany.Фидлер провел годы войны в Канаде. Лимас вспомнил об этом, услышав его английский. Родители Фидлера были евреи-эмигранты из Германии, убежденные марксисты, и в сорок шестом они вернулись на родину, исполненные решимости принять участие в построении сталинской Германии, чего бы им это ни стоило.
"Hello," he added to Leamas, almost by the way, "glad to see you."– Здравствуйте, – сказал он вскользь Лимасу. – Рад видеть вас.
"Hello, Fiedler."– Здравствуйте, Фидлер.
"You've reached the end of the road."– Вот и кончилось ваше странствие.
"What the hell do you mean?" asked Leamas quickly.– Что вы имеете в виду, черт побери? – вскинулся Лимас.
"I mean that contrary to anything Peters told you, you are not going farther east. Sorry." He sounded amused.– Прямо противоположное тому, что говорил вам Петерс. Никуда дальше вы не поедете. К сожалению, – с усмешкой добавил он.
Leamas turned to Peters.Лимас резко обернулся к Петерсу.
"Is this true?" His voice was shaking with rage. "Is it true? Tell me!"– Это правда? – Голос его задрожал от ярости. – Это правда? Ну, выкладывайте!
Peters nodded. "Yes. I am the go-between. We had to do it that way. I'm sorry," he added.Петерс кивнул.
– Да, правда. Я всего лишь посредник. Нам пришлось поступить так. Уж извините.
"Why?"– Но почему же?
"Force majeure," Fiedler put in. "Your initial interrogation took place in the West, where only an embassy could provide the kind of link we needed. The German Democratic Republic has no embassies in the West. Not yet. Our liaison section therefore arranged for us to enjoy facilities and communications and immunities which are at present denied to us."– Force majeure, – вмешался Фидлер. – Ваше первоначальное дознание происходило на Западе, а там только посольства в состоянии обеспечить связь такого рода, какая нужна нам. Но у ГДР нет посольств в странах Запада. Пока еще нет. Поэтому в посольствах наших союзников соответствующие отделы предоставляют нам средства связи и тому подобное – все, в чем нам до поры отказано.
"You bastard," hissed Leamas, "you lousy bastard! You knew I wouldn't trust myself to your rotten Service; that was the reason, wasn't it? That was why you used a Russian."– Сукин ты сын, – прошипел Лимас, – паршивый сукин сын! Ты знал, что я ни за что не отдамся в руки вашей поганой контрразведки, поэтому меня и обманули, так? Поэтому вы и обратились к русским?
"We used the Soviet Embassy at The Hague. What else could we do? Up till then it was our operation. That's perfectly reasonable. Neither we nor anyone else could have known that your own people in England would get onto you so quickly."– Мы воспользовались помощью советского посольства в Германии. А что нам оставалось делать? Но это была наша операция. И мы поступили вполне разумно. Кто же знал, что ваши любезные англичане так быстро по вас затоскуют?
"No? Not even when you put them on to me your selves? Isn't that what happened, Fiedler? Well, isn't it?" Always remember to dislike them, Control had said. Then they will treasure what they get out of you.– Кто знал? Когда вы сами натравили их на меня? Разве не так, Фидлер? Недурно подстроено!
«Постоянно давайте им понять, что не любите их, – говорил Контролер. – Тогда они вдвойне будут ценить то, что услышат от вас».
"That is an absurd suggestion," Fiedler replied shortly. Glancing toward Peters he added something in Russian. Peters nodded and stood up.– Смехотворное предположение, – сухо сказал Фидлер и, поглядев на Петерса, добавил что-то по-русски.
Тот кивнул и поднялся.
"Good-bye," he said to Leamas. "Good luck."– Прощайте, – сказал он Лимасу. – И удачи вам! – Устало улыбнувшись, он кивнул Фидлеру и пошел к двери. Уже взявшись за ручку, обернулся и повторил:
He smiled wearily, nodded to Fiedler, then walked to the door. He put his hand on the door handle, then turned and called to Leamas again: "Good luck." He seemed to want Leamas to say something, but Leamas might not have heard. He had turned very pale, he held his hands loosely across his body, the thumbs upwards as if he were going to fight. Peters remained standing at the door.– Удачи вам.
Казалось, он ждет каких-то прощальных слов от Лимаса, но тот словно не слышал его. Смертельно побледнев, он опустил руки вдоль тела, но при этом выставил большие пальцы вперед, будто готовясь к драке. Петерс застыл у двери.
"I should have known," said Leamas, and his voice had the odd, faulty note of a very angry man. "I should have guessed you'd never have the guts to do your own dirty work, Fiedler. It's typical of your rotten little half-country and your squalid little Service that you get big uncle to do your pimping for you. You're not a country at all, you're not a government, you're a fifth rate dictatorship of political neurotics." Jabbing his finger in Fiedler's direction he shouted:
"I know you, you sadistic bastard, it's typical of you. You were in Canada in the war, weren't you? A bloody good place to be then, wasn't it? I'll bet you stuck your fat head into Mummy's apron any time an airplane flew over. What are you now? A creeping little acolyte to Mundt and twenty-two Russian divisions sitting on your mother's doorstep. Well, I pity you, Fiedler, the day you wake up and find them gone. There'll be a killing then, and not Mummy or big uncle will save you from getting what you deserve."
– Мне следовало помнить, – начал Лимас со странной смесью истерики и гнева, – следовало бы знать, что у тебя, Фидлер, никогда не хватит смелости выгребать дерьмо собственными руками. Это ведь так типично для вашей ублюдочной полустраны и для вашей ублюдочной разведки – дерьмо за вами выгребает добрый дядюшка. Да и какая вы страна, какое у вас, к черту, правительство – третьесортная диктатура политических неврастеников. Ублюдок, садист! – указывая пальцем на Фидлера, заорал Лимас. – Я тебя знаю, это на тебя похоже! Ты ведь всю войну проторчал в Канаде? Неплохое местечко, чтобы спокойно отсидеться. Держу пари, что ты прятал голову к мамочке под юбку, как только над вами пролетал самолет. Ну, и кем ты стал теперь? Вонючая шестерка на подхвате у Мундта! Да еще двадцать две русские дивизии, чтобы вы не дергались. Ладно, мне жаль тебя, Фидлер, проснешься однажды утром – а русские ушли. Тут уж с тобой разделаются – не спасет тебя ни мамочка, ни добрый русский дядюшка. И поделом тебе!
random book preview (le Carre John, "The Spy Who Came in from the Cold")
Read Читайте
books книги
in English на английском
with с
paraller параллельным
translation переводом

Books